Монастырские священники

o-viktor-paklin

Отец Виктор Паклин

19 апреля 2012 года, после тяжелой продолжительной болезни отошел ко Господу клирик Жлобинского благочиния отец Виктор Иванович Паклин (15.04.1939 – 19.04.2012), который служил в Казимировском Свято-Успенском женском монастыре.  Крест священнослужителя он возложил на себя, когда ему было уже за 60, и смиренно нес его до последних дней своей жизни.

Будущий священник родился в Жлобине. В детстве был крещен по православному чину, но и только. Годы Великой Отечественной войны стали первым испытанием для еще совсем маленького Виктора – он был узником концлагеря «Озаричи». После войны, повзрослев, работал машинистом в Жлобинском локомотивном депо, был активным комсомольцем, затем – коммунистом, любил петь, благо голосом Бог его не обидел. Но о вере, о спасении своей души, он не задумывался. И только ближе к пенсии, а машинисты локомотивов уходят на заслуженный отдых в 55 лет, что-то «вздрогнуло» в глубине его души. Но к тому времени Виктор Паклин до такой степени отдалился от Церкви и Веры, что не понимал разницы между православием, которому принадлежал по крещению, и многочисленными «церквями» протестантского толка, выросшими в Беларуси в 1990-х годах, в том числе и на Жлобинщине, как грибы после дождя. Однажды в дизеле-поезде к нему подсели миловидные женщины и поговорили по душам «о вере». Так Виктор попал к жлобинским пятидесятникам («христианам веры евангельской»). А затем, продолжая поиски веры, оказался в одной из местных баптистских общин (их в Жлобине две).

Так бы он и продолжал блуждать от одной протестантской общины к другой, если бы однажды не обратил свой взор к отцовской вере – православию. Правда, с прежними духовными братьями и сестрами Виктор порвал не сразу. Много думал, начал читать православную литературу. И… отрастил бороду, чем вызвал нескрываемое неудовольствие у своих тогдашних единоверцев. (Наверное, протестанты считают, что ветхозаветные патриархи и Иисус Христос были бритыми).

Наконец настал момент, когда Виктор решил окончательно расстаться с протестантской общиной. Но сделал это по-своему оригинально, я бы сказал, честно. На своем последнем молитвенном собрании у баптистов он стал за трибуну и сказал: «Братья и сестры, мне с вами не по пути». И ушел в православный храм. Здесь его духовником стал благочинный Жлобинского округа протоиерей Василий Пилипенко, который благословил «заблудшую овцу» принять сан диакона. Несколько месяцев проведенных в Гомельском Свято-Никольском мужском монастыре перед рукоположением стали для Виктора настоящей духовной школой. Сам отец Виктор об этом вспоминал так:

– Мне уже шел 62-й год. И нелегко было смириться с тем, что меня поучали молодые монахи, которые годились мне в сыновья. Вот лежу я в келье и думаю: «что меня, пенсионера, здесь держит? Возьму свои вещи, перемахну через ограду монастыря, и – домой, благо, железнодорожный вокзал рядом. Но нет. Я ведь давал слово отцу Василию, что все выдержу».

Стал Виктор более внимательно присматриваться к жизни в монастыре и понял, что личные его обиды – это следствие гордыни. И каково же было удивление Виктора, когда он однажды увидел, как тогдашний настоятель обители уважаемый всеми архимандрит Анатолий (Кузнецов) запросто взял в руки метлу и начал подметать двор. А монах Антипа, который во время богослужения сделал Виктору замечание за допущенную ошибку, вечером пришел к нему в келью и упал перед ним на колени, прося прощение за проявленную «строгость».

6 августа 2000 года Виктор Паклин был рукоположен во диакона. Чин посвящения совершил епископ Гомельский и Жлобинский Аристарх (+23.04.2012 г.). Служить новопосвященный диакон начал в Жлобинском Свято-Троицком соборе. Своей внешней схожестью с ветхозаветными патриархами и своим старанием во время служб отец Виктор быстро снискал почитание со стороны многих прихожан. Это его очень смущало. И чтобы избегать излишнего к себе внимания, после богослужений он незаметно ускользал из храма, домой добирался глухими переулками. Не хотелось и мне нарушать его молитвенное уединение, но следуя зову «летописца» местной церковной жизни, я, все-таки, напросился на встречу. Произошла она, как свидетельствуют мои дневниковые записи, 16 января 2001 года.

Еще за несколько десятков метров до дома отца Виктора я отчетливо услышал его громкий голос – это были молитвы. Немного помедлив, я постучал…

Около двух часов длился тот наш разговор «по душам». Тогда же отец Виктор и поведал мне о многих фактах из своей биографии. А еще меня тогда приятно удивило то, что у него дома было множество духовной литературы, так как я сам подвержен страсти чтения. На столе, в частности, лежали книги недавно изданного (1997-1998 гг.) 6-томного собрания сочинений митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана), чему по-доброму позавидовал.

В феврале 2003 года диакон Виктор был рукоположен в сан священника и определен на древний Казимировский приход, где к тому времени была возобновлена монашеская жизнь (здесь уже несколько лет действовала небольшая женская монашеская община). В этом же году батюшка перебрался из города в Казимирово на постоянное жительство, купив в деревне маленький домик. Думал, что там найдет желанное им уединение. Но не тут-то было. За духовным советом к отцу Виктору в Казимирово зачастили многие, кто знал его по службе в Жлобине, появились духовные чада и с других районов. И на всех у него хватало времени и терпения.

За время служения в Казимирово отец Виктор часто болел. То с воспалением легких попадал в больницу, то с инсультом. А в могилу его свела неизлечимая болезнь крови. Но, будучи истинным христианином, на эти испытания он смотрел как на Божью милость и со смирением готовился предстать перед главным Судьей. По завещанию батюшки, похоронили его на местном Казимировском кладбище, куда, опять же по его желанию, отвезли не на машине, а на телеге.

Участник Церковно-исторической комиссии Гомельской епархии 
Николай ШУКАНОВ